Мнения историков: Сценарий «Матильды» — вымысел самого дурного вкуса
 
Москва, 25 сентября. Сценарий фильма «Матильда», переданный несколько месяцев назад для рецензии двум известным российским историкам — президенту исторического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, профессору, академику РАН С.П. Карпову и научному руководителю Государственного архива РФ, заведующему кафедрой истории России XIX – начала XX века исторического факультета МГУ профессору С.В. Мироненко — подвергся с их стороны жесткой критике.
 
«Сценарий фильма «Матильда» не имеет никакого отношения к историческим событиям, о которых в нем повествуется, разве что только имена героев соответствуют действительности, и у наследника-цесаревича был роман с Матильдой Кшесинской. В остальном — сплошной вымысел самого дурного вкуса», — говорится в резюме заключения С.П. Карпова и С.В. Мироненко.
 
«Уже первая сцена вызывает улыбку и сильное недоумение. Матильда Кшесинская не взбегала на хоры Успенского собора Московского Кремля во время коронации императора Николая II, не кричала: «Ники, Ники!», а сам император не падал в обморок. Все это выдумка авторов сценария, воскрешающая в памяти строки из известного романа Ильфа и Петрова: «Графиня изменившимся лицом бежит пруду». Только у Ильфа и Петрова это гротеск и ирония, а в сценарии — суровая «правда» жизни героев, как она представляется автору», — продолжают профессора МГУ.
 
По словам историков, сценарий фильма наполнен выдумками самого дурного вкуса, не имеющими никакого отношения ни к реальным событиям, ни тем более к чувствам героев.
 
«Чего только стоит сцена, когда отец Николая император Александр III выбирает для сына любовницу из числа балерин Мариинского театра. Надо ли объяснять, что такая пошлость могла родиться только в голове у человека, не имеющего никакого представления о реальных отношениях в царской семье, да и в придворной среде», — отмечают С.П. Карпов и С.В. Мироненко.
 
Историки напомнили, что хотя император Николай II и императрица Александра Федоровна не были безгрешными людьми, в их жизни и отношениях не было места пошлости, которая имеется в сценарии фильма.
 
«В их жизни были разные ситуации, и их деятельность по-разному оценивается историками. Не было только одного — пошлости и грязи. А именно пошлость и грязь самого низкого пошиба автор сценария выдает за историческую истину», — подчеркивают в своем заключении профессора МГУ.

Епископ Егорьевский Тихон: «Матильда»: Точка обратного отчета
 
Художественный вымысел ни в коем случае не должен быть обманом
 
Прежде чем начать разговор о не вышедшем еще на экраны, но вызвавшем уже столько бурь и, признаться, изрядно всех допекшем фильме «Матильда», хотелось бы вспомнить, что в начале нынешнего года прошел беспрецедентно широкий показ другого фильма, также посвященного реальному историческому персонажу, бывшему также главой русского государства и также прославленному как святой в Русской Православной Церкви.
 
Прогремевший на всю страну «Викинг» в отличие от «Матильды» не вызвал никаких массовых протестов. Не было ни демонстраций, ни требований запрета (за исключением нескольких единичных писем). И это несмотря на то, что его главный герой — великий князь Владимир Святославич — показан в фильме в период его жизни до принятия христианства поистине как дикий изверг: он убивает родного брата Ярополка, насилует на глазах у родителей полоцкую княжну Рогнеду, а затем убивает ее отца, возводит языческие капища и приносит идолам человеческие жертвы. И при всем том этот мастерски снятый натуралистический кинорассказ — не вызывает ни в целом в стране, ни в церковной среде протестов. А вот «невинная», казалось бы, киноистория о юношеском романе наследника российского престола и балерины императорских театров отозвалась в обществе и 100-тысячными петициями с требованиями запрета фильма, и демонстрациями, и судебными исками. Я не говорю уже об экстремальных эксцессах — но это тема скорее либо медицинская, либо уголовная.
 
Так что же происходит? Ответ представляется достаточно ясным. В случае с «Викингом» авторы фильма представили на экране пусть очень горькую, но правду истории. Об этой неприглядной правде нам повествуют древние летописи и жития. Они доносят до потомков поистине ужасающий образ князя Владимира до его крещения и лишь потом говорят о поразительном его преображении из языческого чудовища в того милосердного, мудрого и могущественного Владимира Красно Солнышко, которого более 1000 лет так почитает и любит наш народ.
 
В случае же с «Матильдой», к сожалению, все происходит иначе. Сюжет и сценарий фильма построены на неправде. И многие, познакомившись с широко запущенным в Интернет рекламным трейлером фильма, или, как довелось мне, прочитав сценарий, эту неправду почувствовали особенно остро. Почему? И потому, конечно, что для немалого числа людей последний русский император — святой страстотерпец. И потому еще, что как бы по-разному ни относиться к Николаю II, нельзя не признать, что за последние 100 лет на него были вылиты такие потоки клеветы, напраслины и грязи, каких не удостаивался, пожалуй, ни один наш соотечественник. Сегодня, когда доступна объективная информация о нашей истории, привычные стереотипы о последнем царе и его семье для многих рушатся. У кого-то советские клише заменяются порой излишней идеализацией. Но у большинства трезвомыслящих людей происходит пересмотр ценностей в сторону объективной оценки, опирающейся на подлинные факты истории.
 
И вот в годовщину русских революций появляется фильм, в котором снова — явная неправда. Причем измышления, увы, касаются частной жизни Николая II, его отношений с супругой, императрицей Александрой Федоровной. Эту тему даже в советское время не подвергали искажениям в угоду идеологической конъюнктуре уважающие себя исследователи. И сегодня в данном вопросе наблюдается, быть может, единственный случай полного согласия среди историков диаметрально противоположных убеждений, школ и направлений: все единодушны в том, что отношения между Николаем Александровичем и Александрой Федоровной были исполнены самой высокой любви, абсолютной верности, ответственности, нежности и заботы. Их поразительные по глубине и силе чувства не смогли поколебать никто и ничто, никакие самые страшные, немыслимые испытания, выпавшие на долю этой семьи.
 
А как же Матильда Кшесинская? Сплошь и рядом критиков сюжета фильма обвиняют в том, что они отрицают сам факт романтических отношений наследника и юной танцовщицы. На самом деле это — передергивание. Никто не отрицает, что такие отношения действительно были.
 
С 18-летней Матильдой Феликсовной Кшесинской наследник, которому от роду тогда было 22 года, познакомился в сложный период своей жизни: девушка, которую он недавно навсегда и беззаветно полюбил с первого взгляда, Гессен-Дармштадтская принцесса Алиса (через несколько лет она станет его женой — императрицей Александрой Федоровной), тогда отказала ему, поскольку не находила возможным сменить вероисповедание — перейти из протестантизма в православие, о котором имела самые смутные представления.
 
Между тем по законам Российской империи это было обязательно для будущей царицы. К тому же и отец, Александр III, твердо воспротивился выбору сына: у императора были другие виды на брак наследника.
 
И вот, отринутый любимой девушкой, получивший строгое увещание отца о невозможности желаемого брака, цесаревич Николай Александрович позволил себе влюбиться в талантливую балерину. Каковы были их отношения? Одни историки говорят, что молодые люди были очень близки. Другие уверяют, что связь была лишь платонической. Как бы то ни было, в конце концов это — не наше дело. Они общались с 1892 по 1894 год. А весной 1894 года принцесса Алиса наконец согласилась стать женой Николая; согласие на их брак дал и Александр III. Николай Александрович был безмерно счастлив. Расставание с Матильдой произошло без драм и надрывов: он просил у нее прощения, обещал помогать во всем. Они решили навсегда оставаться искренними друзьями, обращаться друг к другу на «ты»… Но — в заочном общении. Общение очное было разорвано раз и навсегда в том же 1894 году, в котором состоялась помолвка, а затем и свадьба Николая и Александры.
 
Николай счел своим долгом рассказать невесте о Матильде. Вот что писала Аликс своему жениху после этих непростых для нее признаний: «Я люблю тебя даже сильнее с тех пор, как ты рассказал мне эту историю. Твое доверие так глубоко трогает меня… Смогу ли я быть его достойной?»
 
Период с 1894-го — когда принцесса Алиса прибывает в Россию, переходит в православие и сочетается браком с Николаем II, только что ставшим императором Всероссийским, — до 1896 года, на котором оканчивается киноповествование, были самыми безмятежными и счастливыми в жизни молодой супружеской пары.
 
А что же происходит в сценарии фильма, представленном публике не больше не меньше как «главный исторический блокбастер года»? А в нем все это время Николай мечется в страданиях, истерике и интимных сценах между Матильдой и Александрой, между Александрой и Матильдой…
 
Ну, а дополняют «историческое полотно» такие драматургические находки, как, к примеру, эпизод, в котором Александра Федоровна, словно мрачная фурия, с острым ножом идет на Матильду, чтобы добыть ее кровь. Или развеселый кинообраз Александра III: этого в жизни необычайно благородного, чуждого всякой пошлости государя создатели фильма заставляют заявить, что он «единственный из Романовых, который не жил с балеринами»…
 
Не буду умножать горьких примеров. В целом история сводится к тому, что Николай, конечно же, любит демократичную, смелую, свободно мыслящую Матильду, но «ради долга и трона» женится на Александре — и заставляет свое сердце полюбить ее. В общем, такая вот экранизация известной песни: «Все могут короли», кроме разве того, чтобы жениться по любви.
 
Как стало известно, несколько месяцев назад сценарий фильма был передан для рецензии двум известным историкам, с разрешения которых помещаю здесь их краткое резюме.
 
«О сценарии полнометражного фильма «Матильда» (автор Александр Терехов)
 
Серьезно разбирать это произведение не нужно, да и невозможно. Сценарий фильма «Матильда» не имеет никакого отношения к историческим событиям, о которых в нем повествуется, разве что только имена героев соответствуют действительности, и у наследника-цесаревича был роман с Матильдой Кшесинской. В остальном — сплошной вымысел самого дурного вкуса. Уже первая сцена вызывает улыбку и сильное недоумение. Матильда Кшесинская не взбегала на хоры Успенского собора Московского Кремля во время коронации императора Николая II, не кричала: «Ники, Ники!», а сам император не падал в обморок. Все это выдумка авторов сценария, воскрешающая в памяти строки из известного романа Ильфа и Петрова: «Графиня изменившимся лицом бежит пруду». Только у Ильфа и Петрова это гротеск и ирония, а в сценарии — суровая «правда» жизни героев, как она представляется автору.
 
Сценарий кишит выдумками самого дурного вкуса, не имеющими никакого отношения ни к реальным событиям, ни тем более к чувствам героев. Чего только стоит сцена, когда отец Николая император Александр III выбирает для сына любовницу из числа балерин Мариинского театра. Надо ли объяснять, что такая пошлость могла родиться только в голове у человека, не имеющего никакого представления о реальных отношениях в царской семье, да и в придворной среде.
 
Император Николай II и императрица Александра Федоровна причислены Русской Православной Церковью к лику святых как страстотерпцы. Но святость — это не стерильность. И в их жизни были разные ситуации (например, отношения с Распутиным), и их деятельность по-разному оценивается историками. Не было только одного — пошлости и грязи. А именно пошлость и грязь самого низкого пошиба автор сценария выдает за историческую истину.
 
Президент исторического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова, профессор, академик РАН С. П. Карпов.
 
Заведующий кафедрой истории России XIX века — начала XX века исторического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова, профессор С. В. Мироненко».
 
Режиссер фильма Алексей Учитель неоднократно заявлял, что не имел и не имеет никакого намерения оскорбить память Николая II. А то, что представлено в сюжете фильма, — не более чем художественный вымысел, без которого не обходится ни одно историческое полотно. Нет оснований не верить Алексею Ефимовичу. Только дерзну напомнить высказывание подвижника VII века святого Исаака Сирина: «Всякую вещь красит мера. Без меры обращается во вред и почитаемое прекрасным». Нет никаких сомнений, что у художника есть право на творческий вымысел. Вопрос лишь в том, в какой мере это право применять, чтобы произведение стало частью высокой культуры.
 
В дискуссиях о «Матильде» те, кто отстаивает презумпцию безбрежной свободы творчества художника, нередко поминают всуе великие имена, в частности, Пушкина, Толстого. Зря приводят такие примеры! Как раз и в «Капитанской дочке», и в «Войне и мире» перед нами примеры гениальной меры самого бережного отношения к истории и к ее личностям при художественной реконструкции исторических событий.
 
«Вымысел не есть обман» — мы помним эти слова Булата Окуджавы. Художественный вымысел ни в коем случае и не должен быть обманом. Ни для каких целей. Какими бы творческими, драматургическими и эстетическими резонами этот обман ни пытались бы оправдать. Немыслимо себе представить, чтобы ради предания некой особой «креативности» сюжета в «Капитанской дочке» автор, к примеру, сделал бы Екатерину II любовницей Пугачева, а в «Войне и мире» для большей «драматургической напряженности» распалившийся от «вдохновения» писатель сдал бы Наполеону, а потом и сжег не только Москву, но и Санкт-Петербург. А что? Ничего личного, просто художественный вымысел. Ведь автор (или, как сейчас любят говорить, — «творец») имеет полное право…
 
Что касается официальной позиции Русской Православной Церкви по отношению к фильму «Матильда», то она была высказана мною как председателем Патриаршего совета по культуре еще в прошлом году в «Российской газете»: мы не будем требовать запрета фильма, почитая такой путь тупиковым. Но оставляем за собой право опровергать неправду и доносить до тех, кто хочет услышать, достоверный рассказ об этом периоде жизни святого страстотерпца царя Николая. Также безусловной позицией Русской Православной Церкви является высказанное неоднократно решительное осуждение любых экстремистских действий, притянутых к дискуссии об этом фильме.
 
Я не буду в этой статье говорить об оскорблении религиозных чувств — эта материя, действительно, слишком зыбкая, тем более когда она подкреплена статьей Уголовного кодекса. Но хотелось бы заострить вопрос о не подлежащем никакому уголовному наказанию оскорблении чувства исторической правды. Об ответственности художника — нравственной, не более того, — за очевидную историческую неправду, которая ведет к никому не нужным общественным конфликтам, подобным сегодняшнему.
 
И, наконец, последнее. Если немалое число моих соотечественников сегодня живо и личностно чувствуют себя оскорбленными при встрече с исторической неправдой, если они почитают немаловажным для себя вступиться за честь своей истории, за честь своих давно отошедших в вечность великих и малых сограждан, используя для этого в первую очередь дискуссию, а если считают необходимым, и свои законные гражданские права, — это хороший, очень хороший признак.
 
А фильм? Через месяц он будет показан на экранах многих российских городов. Отдельно необходимо отметить, что «Матильда» — единственный художественный фильм, созданный в нашей стране к 100-летию революций. Именно это кинопроизведение с таким сюжетом и с таким авторским подходом особенно ярко ознаменует собой посильный для нынешнего отечественного киноискусства, да во многом и для нашего общества масштаб осмысления самых трагических и судьбоносных событий нашей новой и новейшей истории.
 
Но, может быть, это хотя бы станет точкой обратного отсчета?
 
«Независимая газета»
 
Комментарий митрополита Волоколамского Илариона в связи с обострением общественной дискуссии по фильму «Матильда»
 
Москва, 14 сентября. Ситуация, складывающаяся вокруг фильма «Матильда», к сожалению, напоминает ту, что развернулась некоторое время назад вокруг скандального французского еженедельника «Шарли Эбдо». Тогда нас всех пытались поставить перед дилеммой: вы с «Шарли» или вы с террористами, которые расстреляли сотрудников редакции? Сейчас нас пытаются поставить перед выбором: либо ты поддерживаешь «Матильду», либо ты с теми, кто призывает сжигать кинотеатры.
 
А как быть тем, кто не с одними и не с другими? Я, например, выступаю безоговорочно и категорически против любых призывов к насилию, любых угроз в адрес кого бы то ни было, будь то режиссер, актеры, прокатчики и т.д. Я также выступаю против запрета показа фильма, против возрождения цензуры по советскому образцу. Но в то же время никак не могу и не хочу становиться на сторону тех, кто этот фильм защищает.
 
В отличие от большинства участников полемики, я этот фильм посмотрел. Сейчас ведь говорят: не смотрели, так молчите, ждите, пока фильм выйдет в прокат. И обвиняют тех, кто высказывается против фильма на основании трейлера, в том, что они критикуют, не посмотрев. Я свое мнение о фильме высказал не на основании трейлера, а на основании просмотра его полной версии. Мое мнение обидело режиссера, пригласившего меня на предпросмотр, но покривить против совести я не мог. И отмолчаться тоже не мог.
 
В дискуссии вокруг фильма участвуют самые разные люди и группы людей. Но писем с выражением возмущения сегодня тысячи. Многие люди не понимают, зачем нужно было в год столетия революции в очередной раз публично плюнуть в человека, который был расстрелян вместе со своей семьей, с несовершеннолетними детьми. Годовщина революции — повод к молитве и поминовению безвинно пострадавших, а не к тому, чтобы продолжать оплевывать их память.
 
Не говорю уже о том, что для Церкви Государь император Николай Второй — страстотерпец, причисленный к лику святых. И Государыня императрица Александра Федоровна, представленная в фильме как истеричная ведьма, — тоже причислена к лику святых. На Царские дни в Екатеринбург собирается не менее ста тысяч людей, которые в течение пяти часов ночью идут крестным ходом от места его расстрела к месту его предполагаемого захоронения.
 
Выражаю надежду на то, что в год столетия трагических событий, обернувшихся многомиллионными жертвами для нашего народа, найдутся такие режиссеры, писатели и художники, которые смогут воздать должное памяти убиенного Государя.
В.Р. Легойда: Православные верующие не могут ставить под угрозу жизнь и здоровье людей
 
Москва, 11 сентября. Председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ В.Р. Легойда заявил, что акты насилия, связанные с фильмом «Матильда» не могут исходить от верующих людей.
 
«Не только православному христианину, но и любому верующему человеку не придет в голову выражать свое несогласие с чем-либо способом, опасным для жизни и здоровья ни в чем не повинных людей», — заявил представитель Церкви.
 
«Будь то кинотеатр или автомобили в Москве, — все это говорит о духовном или душевном нездоровье», — добавил он.
 
«Позиция православной общественности, людей, которые молятся в связи с выходом фильма «Матильда» или направляют обращения в адрес тех, от кого зависит решение о прокате, и акты демонстративного насилия — явления из разных нравственных галактик», — подчеркнул В.Р. Легойда.
 
«Мы осуждали, осуждаем и будем осуждать действия псевдорелигиозных радикалов, какой бы религией они ни прикрывались, потому что подобные действия одинаково чужды мировоззрению любого верующего человека», — заключил председатель Отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ.

А.В. Щипков: Расширяя границы свободы творчества, важно не наступить на то, что свято для других
 
Москва, 8 сентября. Выступая в эфире телевизионного шоу «Вечер с Владимиром Соловьевым» на телеканале «Россия 1», первый заместитель председателя Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ, член Общественной палаты РФ, доктор политических наук А.В. Щипков отметил, что отсутствие границ свободы творчества неизбежно приводит к попранию чувств других людей.
 
«Мы постоянно обсуждаем границы свободы. Но правильнее было бы обсуждать другую проблему — проблему отсутствия границ. Когда мы начинаем обсуждать отсутствие границ, у нас расширяется видение, мы начинаем говорить о том, что границы дозволенного в искусстве бесконечны, что границы провести как бы невозможно», — заявил А.В. Щипков.
 
«Если границы в творчестве и в искусстве бесконечны, то они неизбежно наступают на вещи, которые святы для других людей», — добавил он.
 
Первый заместитель председателя Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ напомнил, что хотя фильм «Матильда» и не несет прямой физической угрозы, его выход на экраны вызовет болезненную реакцию со стороны тех, кто почитает царя Николая II.
 
«Здесь, конечно, речь идет про фильм, который, в принципе, никого не может убить, покалечить. Но на самом деле может, потому что мы говорим о личности, к которой огромное количество граждан нашей страны испытывает особое отношение. Когда творец, художник начинает расширять свои границы дозволенного, он наступает на то, что свято для других» — заключил А.В. Щипков.
12 октября 2017 года в зале Высшего Церковного Совета кафедрального соборного Храма Христа Спасителя в Москве Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл возглавил очередное заседание Высшего Церковного Совета Русской Православной Церкви. Открывая заседание, Предстоятель Русской Православной Церкви обратился к членам Высшего Церковного Совета со вступительным словом.
Приветствую всех членов Высшего Церковного Совета.
Мы заседаем в октябре, и нас отделяют буквально дни от 100-летия воспоминаний о революционных событиях. В связи с этим хотел бы сказать несколько вступительных слов, поделиться с вами своими мыслями.
Ровно сто лет назад в эти дни в нашей стране происходили революционные события. Именно тогда Россия стремительно шла к большевистской революции — на тот момент она была уже неизбежна, в обстановке всеобщего хаоса, фактического безвластия и военного кризиса.
Последствия событий 1917 года мы хорошо осознаем. Даже тот храм, в котором мы сейчас находимся, — его уничтожение, печально знаменитая кинохроника взрыва Храма Христа Спасителя — яркий символ яростного разрушения, бунта, подрыва устоев, которые принес с собой октябрь 1917 года.
Но Храм Христа Спасителя сегодня есть. Он восстановлен во всем благолепии. И этот восстановленный храм — значительно более важный для нас символ. Символ примирения, символ исправления трагических ошибок наших предшественников.
Оценивая события 1917 года и их последствия, мы должны держать перед глазами обе картины. Взрыв храма и его восстановление — это звенья единой цепи нашей истории ХХ века, и оценивать ее можно только целостно. Ни в коем случае не отрицать и не обелять очевидное зло, — но признавать факты, анализировать их во избежание повторения революционных ужасов.
Однако мы сегодняшние смотрим на это зло уже из перспективы его преодоления — мы молимся и собираемся в восстановленном храме. Именно в комплексе этого храма, что также символично, проходят заседания Всемирного русского народного собора, главная цель которого — консолидация нашего народа. Именно в этих стенах многократно звучали наши слова, заявления общественности о необходимости примирения, в том числе исторического, о важности солидарности. Именно примирение и солидарность должны быть рефреном нашей сегодняшней общественной дискуссии — тем более с оглядкой на недавнюю историю.
Возможна ли объективная оценка истории? Спорный вопрос и предмет баталий. История — очень удобная почва для идеологических спекуляций, создания выгодных мифов — как национальных, так и антинациональных. При работе с историей так легко уйти в лукавую трактовку, даже в мелочах. Но для честного человека ложь и лукавство немыслимы. Как же быть? Стремиться быть добросовестным при работе с фактами. Избегать домыслов. Особенно домыслов, которые не просто являются фальшивкой, но еще и способны ранить огромное количество людей, как это произошло с еще не вышедшим на экраны, но уже ставшим печально известным фильмом.
События ХХ века для многих людей — это все еще кровоточащая рана. Царственные страстотерпцы, сонм новомучеников и исповедников за веру, сотни тысяч жертв, уничтоженное духовное наследие, изгнание интеллектуального цвета нации за ее пределы… К сожалению, эти горькие страницы нашего прошлого сегодня часто становятся предметом спекуляций, в том числе и на художественном уровне. Художник имеет право на художественный вымысел. Но художественный вымысел и ложь — это разные вещи. Художественный вымысел является драматургическим приемом и как таковой усиливает интерес зрителя к историческим фактам. Ложь — это не драматургический прием. Ложь грубо искажает историческую действительность и сознательно вводит людей в заблуждение. Именно ложь лежала в основе пропаганды, ввергшей наш народ в революционный хаос, а затем и в пучину страданий. Не потому ли обращенный к стране призыв Александра Исаевича Солженицына «жить не по лжи» прозвучал так пронзительно и получил такой живой отклик, и в первую очередь в среде нашей художественной интеллигенции?
«История ничему не учит, а только наказывает за незнание уроков» — это слова Василия Осиповича Ключевского. Какие уроки ХХ века нам самим необходимо выучить, чтобы не наступать на те же самые грабли?
Хочется надеяться, что все наши воспоминания о событиях недавнего прошлого — в том числе в форме произведений искусства — будут содействовать прежде всего примирению, а не служить источником новых раздоров и гражданских распрей, не становиться поводом для оскорбления чьих-либо чувств и ценностей. Мы все — верующие и атеисты, художники и нехудожники, консерваторы и либералы — призваны к тому, чтобы жить в одной стране, в одном обществе и заботиться о его целостности.
Каждую Литургию мы молимся о единстве. Так же мы призваны молиться и о гражданском единстве, о единении народа, памятуя о страшных искушениях, о раздорах и противостояниях, сотрясших Россию в ХХ веке.
Благодарю за внимание.
Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси, 12 октября 2017 г.
http://www.patriarchia.ru/db/text/5033158.html

18 октября 2017 г. на приходе Храма в честь Владимирской-Оранской иконы Божией Матери и защитников Отечества состоялась встреча участников Православного молодежного движения "Светлый Ангел" с помощником благочинного по делам молодежи иереем Сергием Сержантовым.

Встреча началась с совместного чтения всеми присутствующими акафиста "Слава Богу за все". Затем был организован просмотр фильма протоиерея Олега Стеняева первая беседа из цикла "Беседы на Апокалипсис". После этого состоялось обсуждение фильма, ребята поделились друг с другом своими способами изучения Священного Писания.

В каждом районе Нижнего Новгорода при Администрации района есть Совет молодежи. Это школьники и студенты, которые участвуют в общегородских и районных мероприятиях, а также организуют культурные и социальные мероприятия.
18 октября 2017 г. в помещении дома 44 на ул. Варварской состоялась встреча Совета молодежи Советского района во главе с руководителей отдела Культуры, спорта и молодежной политики Татьяной Александровной Орловой.
Обсуждались социально значимые проекты, а также Школа парламентаризма - площадка для диалога между молодежью и властью.
Во встрече принимала участие Ирина Монич (светский куратор по делам молодежи Нагорного благочиния). Ирина рассказала молодежи Советского района о деятельности Православного молодежного движения "Светлый Ангел". Обсудили с ребятами, в каких мероприятиях им будет интересно принимать участие.
Очень всех ждем и надеемся на взаимное сотрудничество!

11 октября 2017 в Государственном бюджетном учреждении «Областной центр социального обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидов» был проведен молебен с освещением воды и помещений учреждения. Молебен отслужил благочинный по Нагорному округу иерей Иоанн Сорокин и клирик Нагорного округа.
В освящении центра приняли участие директор центра Мыслякова Елена Николаевна и другие сотрудники учреждения. По окончании службы благочинный благословил сотрудников, прочитал проповедь о том, что любое доброе дело начинается с молитвы и призвания Божией благодати.
В дар учреждению была вручена икона целителя Пантелеймона и книга «История возрождения Свято-Троицкого Серафимо-Дивеевского женского монастыря».